Спецпроекты

Как прививались предки наши

Печать
Дата публикации

23 марта 2021 года

 

В эти дни в государственном архиве Костромской области работает историко-документальная выставка «Заразные болезни в Костромском крае. Документы и факты». Корреспондент «КВ» побеседовал с ее куратором, главным архивистом отдела использования и публикации документов Ириной ПОПОВОЙ.

 

Из глубины веков

Сегодня человечество борется с пандемией коронавируса. Но в истории постоянно случались нашествия инфекционных болезней. Чума, оспа, холера, тиф, испанка, скарлатина – на протяжении веков они уносили жизни огромного количества людей. Экспозиция, которую подготовили костромские архивисты, в этом смысле очень своевременна и поучительна. На ней представлены документы и фотографии, рассказывающие о том, как в старину велась борьба за здоровье населения; о предупредительных мерах, принимаемых властями; проведении прививочных кампаний; восприятии народом тех или иных действий врачей, введении карантинов и профилактике болезней.

Нынешняя пандемия тоже когда-нибудь попадет в архив, говорят его сотрудники. Однако она ничто по сравнению с тем, что переживали наши предки. В 1364 году в Кострому пришла чума. Тогда ничего не знали о бактериях и вирусах, о способах распространения инфекционных болезней. Кстати, в старину их называли «прилипчивыми».

- Ирина Игоревна, какие сведения дошли до нас о чуме?

- Вспышки чумы прежде случались на северо-западе России – в Смоленске, Пскове, Новгороде, то есть там, где были контакты с Европой. Иногда чума докатывалась до Москвы. Но самая страшная эпидемия случилась в середине XVII века, и тогда она добралась до Костромы.

- Документы об этом сохранились?

- Могу сослаться на книгу «Взгляд на историю Костромы, составленную трудами князя Александра Козловского», отрывки из нее представлены в экспозиции. Автор пишет, что «в 1654 году 1 сентября в Костроме появилась язва или моровое поветрие столь сильное, что умершие оставались без погребения, а больные, почувствовав признаки заразы, с трудом приходили в церковь, где, исповедовавшись и приняв святое причастие, добровольно шли в убогий дом и в ожидании кончины ложились в ямы, где находились трупы. С тем же намерением после них приходили другие и, находя прежде ушедших уже мертвыми, ложились в яму и сами занимали их место. Из 5356 человек народонаселения города остались живыми 1895 человек».

 

Средство от оспы

- Заразных болезней много, я смотрю, что много внимания вы уделили оспе. Сейчас о ней почти забыли и не опасаются…

- А тогда все было по-другому. Оспа сопровождала человека с глубокой древности, и люди искали способы борьбы с этой болезнью. Во-первых, она была остро заразной, сопровождалась эпидемиями. Во-вторых, приводила к тяжелым последствиям. Многие умирали, другие оставались инвалидами, теряли зрение. Прививки радикально изменили положение.

- В одной из витрин можно увидеть изображение Екатерины II. Она болела оспой?

- Нет, не болела, но сыграла значительную роль в борьбе с болезнью. Императрица первой в России сделала эту прививку. Но нужно иметь в виду, что она воспользовалась методом вариоляции. Это не та вакцинация, которую мы знаем сегодня. Тогда брали материал от человека, который перенес оспу, и пересаживали путем надреза кожи другому человеку. Предполагалось, что тот переболеет в легкой форме, у него сформируется иммунитет, и все будет хорошо. Для того времени это был прогресс. В России этот метод стали широко распространять.

- Но в конце XVIII века в Англии нашли другой способ?

- Стали прививать коровью оспу. Оказалось, что она дает иммунитет и против человеческой оспы. И этот способ взяли на вооружение, о чем свидетельствует представленная на выставке записка министра полиции Балашова о пользе прививания в России коровьей оспы. Документ датируется 1811 годом. Своего рода циркуляр, который был разослан из столицы в губернии.

 

По влечению души

- В России того времени не было санэпидстанций, потребнадзоров, но какие-то противоэпидемические структуры существовали?

- Были учреждены губернские оспенные комитеты. Они занимались оказанием помощи заболевшим, статистикой, а также вели прививочную деятельность. Находили и обучали специальных людей, которые назывались оспопрививателями. Они были в каждом уезде и даже не по одному.

- Кого брали на эту работу?

- Начиная с середины XIX века в оспопрививатели привлекали крестьян, мещан, купцов. Их обучали на специальных курсах. Медицинское образование не требовалось, главное, чтобы человек был ответственный и аккуратный. Вот формулярный список оспопрививателя Нерехтского уезда Ионы Васильева, 52 лет. Указано, в каком году и сколько человек он привил, учет был поставлен хорошо.

- В распоряжении Костромской городской управы встречается имя оспопрививательницы Марии Александровны Зайцевой. Ей причитается ежемесячное жалованье в 10 рублей, неплохо по тем временам. Женщин тоже привлекали для этой работы?

- В конце века среди оспопрививателей появляются и женщины. У нас выставлен и второй документ, касающийся Зайцевой. Это ее обращение в Костромскую городскую думу с просьбой оставить на должности. Дело в том, что у нее подходил возраст, город нашел на эту должность нового человека. И Мария Александровна пишет: «Работала много лет и готова делать это дальше, хоть бы и не за деньги, а по доброму влечению души».

 

Опасная гостья

- С оспой боролись по-серьезному. Видимо, считали заразной болезнью номер один?

- Уже в конце XIX века стало общей практикой требовать справки о прививке оспы у детей при приеме в учебные заведения. То есть, три документа надо было представить: заявление от родителей с просьбой о приеме, метрическое свидетельство (так тогда называли свидетельство о рождении) и, наконец, медсправка о том, что ребенок здоров, оспа привита, препятствий к учебе не имеет. Но вскоре столкнулись с еще одной очень опасной болезнью – холерой.

- Которая вообще-то для России нехарактерна?

- Это эндемик, пришедший к нам из южных стран, в частности из Индии. До этого мы холеру не знали, ее завезли через южные рубежи - Персию, Каспий, Астрахань. Холера людей напугала. Это была незнакомая болезнь. Она быстро распространялась, быстро развивалась, приводила к тяжелому состоянию, убивала организм. Когда она только появилась, власти не знали, как с ней бороться. Первое, что пришло в голову, - карантин.

- Именно тогда появились специальные отделения в больницах?

- Только назывались они не инфекционными, а заразными. Вот вспышка болезни, быстро строился временный заразный барак, потом его могли сжечь. Уже позже, в конце XIX - начале XX века, при губернской земской больнице (позже 1-я городская, ныне Городская больница г. Костромы) организовали стационарное заразное отделение.

Посмотрите на этот документ. Это ведомость о больных холерой второго участка Макарьевского уезда. В ней указано число заболевших за неделю, с 15 по 22 августа 1894 года. Как у нас сейчас ведется статистика заболевших ковидом, так и тогда был учет. Здесь имя заболевшего, где живет, возраст, дата, последствия – выздоровел или умер. В графе «примечания» указано, от кого, возможно, заразился. Например, приехал отец из Нижнего Новгорода, уже больной. Или такая-то ухаживала за больной матерью и заразилась. То есть, уже тогда выявлялись цепочки, пути заражения. Так противодействовали распространению инфекции.

- Получается, в позапрошлом веке были такие же подходы, как и сейчас?

- Перед нами отчет городского санитарного врача Анатолия Марковича Когана о дезинфекции, произведенной в феврале 1906 года. Порядок был такой: как только поступало сообщение, что по такому-то адресу появился заразный больной, то больного отправляли в больницу, а врач Коган выезжал на дезинфекцию жилища. Обрабатывались все предметы обстановки, постельное белье, одежда, посуда и так далее. В том месяце он выезжал два раза по случаю скарлатины, столько же из-за сыпного тифа и два раза по случаю кори. Здесь же фотография дезинфекционной камеры при больнице.

- Ирина Игоревна, у меня до осмотра выставки было такое представление: ну, что там, 100-150 лет назад, - убожество, темнота, толком лечить не могли. Понятно, что не было нынешних технологий, вакцин и лекарств. Но что касается карантинных мер, профилактики, учета – все выглядит очень достойно. Может быть, костромичи тогда не слишком много знали про вирусы и бактерии, но санитарию соблюдали. Спасибо, очень познавательная выставка, открываются глаза на многое.

Андрей ДОБРЕЦОВ