Спецпроекты

Герои невидимого фронта

Печать
Дата публикации

26 мая 2020 года

 

Проблема инфекционных заболеваний внезапно вышла на первый план. И главный вопрос: возможно ли быстро победить коронавирус? В истории отечественной вирусологии есть примеры, как наши ученые, на удивление всему миру, справлялись с самыми опасными болезнями.

 

Требуется вакцина

«КВ» уже рассказывали о научном подвиге академика Льва Зильбера, открывшего в 1937 году вирус клещевого энцефалита. Экспедиция под его руководством работала в дальневосточной тайге, в числе сотрудников были молодые ученые Михаил Чумаков и Анатолий Смородинцев.

Позже оба стали профессорами, ведущими вирусологами страны, получили признание в мире. Удивительна судьба Чумакова. Участвуя в той знаменитой экспедиции, он не уберегся и заразился энцефалитом. Выжил, но получил тяжелые осложнения: полностью оглох,  правая  рука на всю жизнь осталась парализованной. Это инвалидность. Другой бы даже мысль отбросил о дальнейшей работе, но Михаил Петрович нашел в себе силы продолжать научные исследования, возглавил НИИ, сделал ряд крупных открытий. Целеустремленность этого человека поразительна.

Чумаков работал в Москве, Смородинцев вел исследования в Ленинграде. Они издавали научные труды, многого добились в разработке вакцин против гриппа, кори, свинки и ряда других болезней. А однажды эти два выдающихся человека объединились и стали работать вместе. Так требовали обстоятельства.

Над страной, над ее молодым поколением в 50-е годы XX века нависла угроза. Это была страшная и очень коварная болезнь – полиомиелит. Заражались и умирали дети, а надежного средства защитить их не было. Перед учеными поставили задачу – в короткие сроки разработать и испытать вакцину.

 

Болезнь Рузвельта

Сведения о случаях заболевания полиомиелитом дошли до нас еще со времен Древнего Египта. В XIX веке полиомиелит (его называли тогда детским спинальным параличом) встречался в виде небольших вспышек, но уже в начале XX века болезнь стала принимать характер эпидемий.

В 1909 году удалось открыть вирус - возбудитель полиомиелита. Исследования занимали у ученых огромное количество времени, а болезнь тем временем наступала. В Скандинавских странах, в Северной Америке заболевали десятки тысяч человек.

Тяжелое по своим последствиям заболевание поражало нервную систему, особенно серое вещество спинного мозга, в разных странах уносило многие тысячи детских жизней. В юном возрасте полиомиелитом заболел будущий президент США Франклин Рузвельт. Всю последующую жизнь он был прикован к инвалидной коляске.

После окончания Второй мировой войны заболеваемость полиомиелитом резко пошла вверх. Эпидемии возникали в Европе и Азии. А в 50-х годах прошлого века вспышки страшной инфекции появились и в нашей стране.

Первыми в борьбу с болезнью вступили американские ученые, располагавшие прекрасной базой для научных исследований. В 1955 году ими была разработана вакцина из убитого вируса полиомиелита, однако она оказалась недостаточно эффективной. Инъекция практически не оказывала воздействия на вирус, который селился в клетках пищеварительного тракта, поэтому вакцинированный ребенок мог оставаться носителем инфекции.

Ученые изменили направление действий и приступили к разработке более эффективной живой вакцины из специально отобранного, а затем ослабленного вируса. Американским вирусологам удалось получить такую вакцину, но прежде чем предложить ее для массовых прививок, требовалось удостовериться в безопасности. Живой, хотя и ослабленный вирус, размножаясь, способен передаваться от человека к человеку. В таких случаях массовые прививки могли стать причиной эпидемий. Исследования затягивались…

 

Во имя жизни

Тем временем в СССР профилактика полиомиелита была возведена в ранг государственной политики: ее решение возложили на два научных центра с лучшими кадрами страны. В Ленинграде разработкой вакцины занялся отдел вирусологии Института экспериментальной медицины во главе со Смородинцевым, а в Москве эту работу возглавил Чумаков, в 1955 году назначенный директором основанного по его инициативе Института полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР.

Чтобы понять всю сложность работы по разработке вакцины, стоит вспомнить, что это происходило в тяжелые послевоенные годы. Институт существовал пока еще теоретически - в проекте. Рабочие только закладывали фундамент, а времени на ожидание комфортных условий не было. В лабораториях, разместившихся во временных бараках, решающее сражение с полиомиелитом уже началось.

Первые разновидности вируса были получены в лаборатории Чумакова сразу после войны. А всего через несколько лет, в 1956-1958 годах, Анатолий Смородинцев и Михаил Чумаков изготовили живую вакцину в виде сиропа.

Однако, приступая к массовой вакцинации, ученым пришлось преодолеть недоверие и настороженность со стороны населения, общественности да и некоторых коллег. Смородинцев и Чумаков много раз принимали «лошадиные дозы» вакцины, чтобы убедить других в ее безопасности. Но этого было недостаточно, ведь вакцина предназначалась для детей, и первым принять прививку против полиомиелита должен был какой-нибудь ребенок.

Анатолий Александрович Смородинцев решился. Он привил вакцину своей любимой внучке, пятилетней Леночке. Нам, людям воспитанным в других условиях, трудно понять его поступок. Предвижу, что раздадутся осуждающие голоса: как же так, разве можно было рисковать ребенком?!

Вот и я не знаю ответа. Ясно лишь, что те люди были фанатиками, одержимыми наукой, они стремились к спасению ни много ни мало, а всего человечества и шли ради этого на любые жертвы. Вслед за Смородинцевым дали принять своим детям вакцину и другие вирусологи ленинградского и московского институтов. Ни один ребенок не заболел.

 

Сражение с энцефалитом

С 1959 года по решению Министерства здравоохранения СССР в ряде республик и областей под руководством Чумакова и Смородинцева началось эпидемиологическое изучение живой вакцины в условиях ее широкого применения. Первой стала Эстония - там за лето и осень 1958 года полиомиелитом заболели 959 человек. Михаил Петрович Чумаков с группой сотрудников прилетел в республику. Новое оружие против опасного врага было в ампулах. Достаточно принять внутрь две капли вакцины, чтобы спасти ребенка от страшной болезни.

Именно потому, что вакцину можно было проглотить, закапать малышу в рот, она оказалась очень эффективной - делала невосприимчивым к вирусу пищеварительный тракт. Так цепочка эпидемии обрывалась в самом начале. Но убедить в этом родителей, учителей, воспитателей в детских садах не так-то легко. Поэтому в каждом учреждении вакцинация начиналась с того, что создатели препарата принимали его сами. После проведенной профилактики в Эстонии за лето и осень 1959 года полиомиелитом заболело всего шесть человек.

Затем ученые ликвидируют эпидемию в Ташкенте, вспышки полиомиелита в других регионах страны. Институт, возглавляемый Чумаковым, стал настоящим штабом по профилактике полиомиелита и фабрикой вакцины. Технология изготовления препарата совершенствуется, организуется выпуск вакцины в виде конфет-драже на кондитерских фабриках Москвы.

Вакцинация принимает массовый характер, в 1960-1961 годах было привито более 100 миллионов человек, или около 80 процентов населения. Последующий анализ показал высокую эффективность прививок: в СССР заболеваемость полиомиелитом снизилась в 120 раз!

 

До последней минуты

Известный американский вирусолог Альберт Сейбин заявил: «Русские провели молниеносную войну против полиомиелита и победили, затратив на поражение противника в десять раз меньше времени, чем американцы». Советская вакцина против полиомиелита получила мировое признание. Именно советский препарат защитил от страшной по своим последствиям болезни сотни миллионов детей в 40 странах мира. Не случайно создание вакцины против полиомиелита оценивается как одно из крупнейших достижений в медицине ХХ века. За научную разработку, организацию массового производства и внедрение в медицин­скую практику противополиомие­литной вакцины Чумакову и Смородинцеву в 1963 году была присуждена Ленинская премия.

Уже будучи тяжело больным, академик Чумаков продолжал сражаться с вирусами. Научный интерес для него представляло даже ухудшение собственного здоровья. Ноги отнялись, он больше не мог поднести ложку ко рту, ему осталась только речь. «Это энцефалит, я узнаю его, - говорил Чумаков. - Он вылез на фоне старческого ослабления иммунитета. В центральной нервной системе вирус активизировался и ведет прогрессирующий процесс. Значит, вирус не исчезает окончательно, а ждет, пока носитель ослабнет». Уникальный случай – известна дата заражения, и пациент – это ты, и все время под собственным наблюдением. Раз отнимаются руки и ноги, вирус надо искать в сохранных участках двигательной коры головного мозга. Чумаков завещал сотрудникам исследовать свое тело после смерти: это будет важный эксперимент.

Когда в 1993 году Михаил Петрович умер от пневмонии, его мозг увезли в институт, который ныне носит имя Чумакова. Его исследовали, и молекулы РНК вируса клещевого энцефалита нашли именно там, где было предсказано.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ